Language:

Екатерина Мечетина: «С Нижним Новгородом у меня особые отношения…»

05.02.2013

Источник: www.music-nn.ru
Автор: Анна Литвин

Екатерина Мечетина — одна из самых ярких представительниц молодого поколения российских музыкантов. Она — солистка Московской филармонии, лауреат международных конкурсов и молодежной премии «Триумф», пианистка, обладающая, по словам Родиона Щедрина, «ярким, блистательным талантом», и … частый гость нашего города. В преддверии ожидаемого нижегородскими любителями музыки концерта Е. Мечетина согласилась ответить на несколько вопросов.

— 26 февраля в Нижегородской филармонии состоится второй вечер «Из антологии зарубежного фортепианного концерта». А в предыдущем сезоне Вы играли аналогичный цикл, посвященный русскому концерту. Скажите, как появилась идея представить слушателю максимально возможную в условиях абонемента палитру сочинений композиторов в избранном Вами жанре?

— Идея родилась в 2008 году. Тогда мы с главным дирижером и художественным руководителем оркестра Нижегородской филармонии А. М. Скульским сыграли концерт, посвящённый Шопену. Все сочинения композитора для фортепиано с оркестром — 2 концерта и четыре пьесы — прозвучали в один вечер. После исполнения мы говорили о том, какая выносливость требуется для воплощения таких программ. И дирижер предложил: «А почему бы нам не сделать нечто подобное циклом? Например, выбрать лучшие из русских фортепианных концертов и представить их нижегородской публике?» Таким образом, и родилась эта идея, которая полностью принадлежит Александру Михайловичу. Моя роль состояла в том, чтобы её поддержать и не поддаться страху, т.к. предстояла очень ответственная и серьёзнейшая работа. Ведь даже физически очень тяжело играть три концерта в один вечер, а именно так и была задумана структура цикла. В сезоне 2008—2009 г.г. мы осуществили русскую программу, потом дали возможность публике немного отдохнуть (улыбается), и в этом сезоне делаем зарубежную. Видимо, третьего такого абонемента не будет, потому что и русская, и европейская классика в жанре фортепианного концерта представлена слушателю достаточно полно. О дальнейших планах мы пока не задумывались.

— Программа абонемента широка — от Баха до Гершвина. По какому принципу отбирались произведения — это наиболее любимые Вами концерты или опусы, предельно ярко раскрывающие стиль конкретного композитора?

— Думаю, и то, и другое верно. Отдельные сочинения приходится учить специально для этого абонемента, хотя, конечно, в планировании цикла во многом исходили из возможностей моего репертуара. Например, Концерт Дворжака в этом сезоне мне приходилось играть для московских абонементов. Кроме того, мы не хотели ограничиваться только очень популярными концертами, а также «вынесли за скобки» произведения Шопена, которые уже звучали на нижегородской сцене. В четвертом вечере абонемента публика услышит необычную и крайне редко звучащую вещь — «Испанскую рапсодию» Листа в переложении Бузони. Я не уверена, что она вообще исполнялась в Нижнем Новгороде, это можно уточнить в архивах. Однако в абонементе представлены известные и любимые публикой опусы — такие как 21-й концерт Моцарта и Концерт Грига. Мы постарались соединить все эти факторы, и у нас «родилась» программа из четырёх вечеров, которую мы начали с Баха, а закончим произведениями композиторов начала ХХ века. Конечно, многое из того, что хотелось бы исполнить, не вошло в абонемент, пришлось исключить Концерт Шумана и сочинения Мендельсона. Мы отобрали лишь по одному сочинению из наследия композиторов, вошедших в программу. Нельзя объять необъятное!

— Программа и в этом её варианте очень интересна!

— Да, она достаточно насыщенная! Для меня это вообще challenge (подвиг, вызов на поединок — А.Л.). Это — трудный проект, но когда, как не сейчас, браться за воплощение таких идей!

— А чем именно привлекателен для Вас жанр концерта? Это возможность продемонстрировать свою техническую оснащенность или тяготение к крупной форме? Либо это шанс вступить в диалог с симфоническим оркестром?

— Главное — это диалог, потому что виртуозность можно демонстрировать и в сольных программах. Мне интересно музицировать совместно с кем-то. Сольные концерты — особая вещь, они требуют немыслимых эмоциональных затрат. Концерты с оркестром — тоже, но в них есть настолько приятное для меня энергетическое взаимодействие, особенно в случае, когда находишь взаимопонимание с дирижером. Вообще, когда один человек свою энергию направляет в зал — это одно, а когда её направляют 120 — это уже совсем другое. Я и как слушатель очень люблю симфонические оркестры, и как исполнитель — тоже. Когда я готовлю произведения для репертуара, я изучаю партитуру и хорошо знаю, что происходит в оркестре в момент исполнения и совместных фрагментов, и tutti. С оркестром мне играть приятнее.

— То есть игра в камерном ансамбле Вас привлекает меньше?

— Нет, здесь дело в другом — мне по образу моей творческой жизни гораздо реже удаётся играть в ансамблях. Камерная музыка мне комфортна, среди прочего, ещё и потому, что — скажу страшную вещь! — приятно, когда перед глазами стоят ноты! (Смеётся) Я себя начинаю свободно чувствовать. Мой камерный репертуар достаточно большой. Как правило, раз в сезон доводится играть камерные концерты со скрипачами, иногда приходится исполнять произведения и для более крупных составов. Но такие концерты случаются редко, т.к. камерные ансамбли, в основном, формируются из солистов, а все молодые музыканты моего круга так же заняты в гастрольных поездках, как и я. Мы встречаемся только на известном фестивале «Crescendo». В его рамках проводится концерт камерной музыки, где мы получаем невероятное удовольствие от того, что можем спокойно встретиться и немного помузицировать. Ещё одна деталь — пианисты по своей натуре больше индивидуалисты, чем представители других специальностей. Струнники, например, продолжают «общаться» квартетами со студенческих времён. Поэтому камерная музыка для меня — это редкий праздник, а симфоническая — это нормальная каждодневная работа.

— Екатерина Васильевна, вернувшись к идее абонемента, следующий вопрос — этот проект существует только у нас?

— Да! Это исключительно нижегородский проект. Я не уверена, что в других регионах найдется такой оркестр и дирижёр, которые будут способны осуществить подобный замысел. Честь и хвала Александру Михайловичу, что он не побоялся — оказал мне доверие и задал такую нелегкую задачу своему оркестру. Думаю, что это эксклюзивная программа Нижегородской филармонии, как и тот шопеновский вечер, который больше нигде не был повторен. С Нижним Новгородом у меня особые отношения.

— А Вы помните, как первый раз оказались на сцене нашей филармонии?

— Это было в сезоне 2003—3004 года. Мы с маэстро Саулюсом Сондецкисом, также частым гостем Нижнего Новгорода, играли концерт Шнитке. Вспоминая тот вечер, я понимаю, как это было значимо — играть концерт Шнитке в Нижнем Новгороде! Но в то время я не так хорошо знала историю музыкальной культуры вашего города, и мне не было страшно (улыбается). Сейчас я ощущала бы большую ответственность. А тогда всё было в новинку — первый раз с маэстро Сондецкисом, первый раз с оркестром Нижегородской филармонии, первый раз в городе… Как произошло второе приглашение, я уже не помню. Но ведь важно не первый раз приехать — первый раз пригласят. Главное — чтобы второй раз позвали! Конечно, во многом я благодарна О. Н. Томиной (художественный руководитель и директор Нижегородской филармонии — А.Л.), которая обладает профессиональным и провидческим взглядом. А вообще существует еще и предыстория — моя мама играла дипломный концерт в Нижегородской консерватории, будучи на шестом месяце беременности мной, поэтому связь у меня с Нижним Новгородом давняя, если так можно выразиться, внутриутробная (смеётся).

— У Вас достаточно плотный гастрольный график, Вы побывали во многих городах России и мира. Каков в Вашем восприятии музыкальный облик нашего города?

— Первое, на что обращает внимание пианист, приезжая в город на гастроли — это рояль. Был такой жуткий период, когда старые рояли пришли в негодность, а на новые не хватало средств. И, насколько я могу вспомнить сейчас, одним из первых городов России, где появился новый рояль, стал Нижний Новгород. Кстати, огромная благодарность настройщику филармонии, который поддерживает инструмент в неизменно прекрасном состоянии все эти годы. Поэтому первое впечатление было таким: «Хороший рояль! Значит, это неслучайно, значит, здесь особое отношение к музыке». Второе яркое впечатление на меня произвели оркестр и дирижер. О нижегородской публике могу сказать — она очень искушенная. Зритель не идет на какую-то легкую «приманку», он хорошо представляет себе, что есть что и кто есть кто. И по отзывам своих знакомых музыкантов об их нижегородских гастролях я знаю, что публика здесь серьезная. Концерты проводятся регулярно, артисты сюда приезжают российского и мирового масштаба. Для меня лично Нижний Новгород, безусловно, находится в первой тройке музыкальных столиц России (сами понимаете, какие первые две). Поэтому это огромная ответственность — выступать на нижегородской сцене, и наши проекты подтверждают, что к музыке в этом городе относятся серьёзно и с любовью.

— Большое спасибо за интервью! Желаю Вам хорошего концерта, а публике — получить новую порцию прекрасных эмоций! Творческих успехов и новых совместных проектов с Нижегородской филармонией в следующих сезонах!

Все новости


Статьи и рецензии

Продюсер Табриз Шахиди: концерты, гастроли, презентации, новые имена

Все права защищены и охраняются законом.
© 2006—2017 Е. Мечетина, Империя Музыки.

Дизайн и программное обеспечение — ЭЛКОС


Статистика
  • Rambler's Top100